Ведьма живет по соседству

Ведьма живет по соседству

Это сегодня мы только и слы­шим вокруг о всевозможных знаха­рях, колдунах, ворожеях. И за распространение сведений о подобных чудотворцах никого не отправляют в психушку, как это было в доперестроечные времена.

Мое детство прошло на Украине, в городке, который вошел в историю украинской литературы, благодаря про­изведению классика Квитки-Основьяненко, написавшем повесть «Конотопская ведьма».

Там-то и упоминается наш городок в качестве основного рассадника ведьм… Помню крики бабушки с тура- пораньше : «Ой, лышенько, знову пидкынулы!» Я прибегаю на эти крики и вижу, как бабушка вместе с другими соседками внимательно рас­сматривает початок на стройной высо­кой кукурузе, светлые волосы которого заплетены в аккуратную косичку. Это так, оказывается, наколдовали, навели порчу. Но, честно говоря, во все эти страхи я не верила, так как была сначала пионеркой, потом комсомол­кой, а значит безбожницей, да и мама моя была воинствующей атеисткой и «гоня­ла» бабушку — свою маму -прочь со всеми этими доказательства­ми колдовства, запрещая моро­чить мне, ребенку, голову…

А потом я стала взрослой, вышла замуж за военного. И во­лею судьбы оказалась заграницей.

Не ду­мала, не гадала, что именно там я столкнусь с этим непонятным явлением — ведьмы!

СОСЕДКА.

Все началось с того, что по соседству с нами поселилась вновь прибывшая семья зампо­лита. Кто не знает, из молоде­жи, замполиты были в то время страшной силой. Не генерал командовал армией, а его заме­ститель по политической части — представитель правящей пар­тии коммунистов. Жена замполита оказа­лась вполне приличной женщи­ной. Она первая зашла ко мне в гости. Познакомились. Мало-помалу разговорились, и как-то незаметно перешли на полузапретную тему — колдовство. Оказалось, что насморк, которым страдала моя соседка, как она сама объяснила, был «передан» ей уже несколько лет одной старой осетинкой, когда они служили в Осетии.

— Как такое возможно? – удивилась я.

— У них это запросто, — пояснила моя новая знакомая, назовем ее Татьяной, — среди восточных народов очень рас­пространено колдовство, они не при­знают медицины. Так и лечатся — с себя болезнь снимают, другим передают!

Тут я вспомнила о своем детстве на Украине и тоже нашла, что рассказать. Общая тема для бесед была найдена, и мы говорили об этом днями и вечерами.

И вот однажды я с удивлением об­наружила у себя на полу что-то, завер­нутое в газету. Сначала подумала, что кто-то из гостей забыл свои вещи, при­дет позже, заберет, но прошел второй-третий день, а пакет все лежал, никем не востребованный. Обеспокоенная какими-то смутными предчувствиями я направилась к соседке.

— Пакет, говоришь, — прищурилась та, — пойдем, посмотрим.

Вскоре мы обе склонились над паке­том.

— Сделано на кого-то из вас, — за­думчиво сказала соседка, — значит, тебе прикасаться нельзя. А мне можно. Раз­верну.

Она развернула газету. Внутри ле­жало, извините, мужское и женское нижнее белье, сложенное странным образом , в виде креста..

— Ты только посмотри! — воскликнула Татьяна — на интимную жизнь вам сделано, видишь… Кто-то тебе очень по­завидовал. Хочет разрушить ваш брак, чтоб болела ты, чтоб детей не было. По­няла?

Я недоверчиво покачала головой.

— Но кто это мог сделать? У нас же все молодые девчонки живут! Какие ведьмы?

Действительно, средний возраст жен был от 20 до 35 лет, включая Татья­ну.

— Ведьманство от возраста не зави­сит! А кто сделал, сейчас увидим. Пой­дем, бросим все это в огонь!.

Мы вышли во двор.

— Смотри: как только начнет гореть, ведьма сразу прибежит! — уверила Татьяна.

Мы подождали, пока загорится па­кет… И вправду, неожиданно из-за дома появились… сразу три женщины. Одна, 19-летняя жена лейтенанта, вторая, чуть постарше, Людмила — жена майора и 30-летняя Ольга — жена особиста. Это был тот человек, который сле­дил за тем, чтобы наших не завербовали в иностранные шпионы…

— Кто же из них? — озвучила я за­кономерный вопрос, когда мы с Та­тьяной вернулись домой.

— Следить будем, — ответила она. — Самое главное, ведьма теперь знает, что мы не лыком шиты, теперь она озлобится и активи­зируется.

— Кто она?

И точно! На следующий день Татья­на разбудила меня спозаранку.

— Иди-ка, посмотри, что нам сдела­но!

Я вышла на крыльцо. Веревка для сушки белья, протянутая от ее квартиры к моей, было измазана каким-то клей­ким веществом, с помощью которого к ней были прикреплены кусочки грязной ваты…

— Что же это значит?

— Гадость какая-то… — озабоченно пояснила соседка. — Так, теперь нам несдобровать!

Не знаю, то ли колдовство подей­ствовало, то ли совпадение, но я вдруг начала активно болеть. Сначала заболе­ли зубы, потом одолела малярия. Татья­на тоже занемогла — поясница разболе­лась, из-за этого стала приволакивать ногу. К тому же они начали серьезно ссориться с мужем.

— Все! — встретила она меня словами, когда я в очередной раз вернулась из больницы, — наконец-то я тебя дожда­лась! А то у меня не получается. Караулю, караулю по ночам, но засыпаю под утро. И эта стерва успевает мне что-то подбросить. Мне кажется, это Ольга — у нее глаза черные, сама смотрит на меня так злорадно! Поймаю на рассвете у своей двери — придушу!

— Ну не жена же особиста, — не согласилась я. — Она женщи­на образованная, кандидат наук!

Всю ночь мы не спали. Завели несколь­ко будильников на 2,3,4 часа ночи.

— Слушай! — схватила меня за руку Татьяна, вскоре после 4-х…

На крыльце послышались шаги…Мы осторожно встали у окна… В надвину­том на глаза платке возле нашей белье­вой веревки суетилась… жена особиста. Мы обомлели… Пока опомнились — она уже ускользнула прочь…

— Ну и ну! — наконец-то выговорила я, — не могу поверить. Молодая женщина. Образованная… Чушь какая-то…

— Ну, ничего, — злорадно сказа­ла Татьяна. — Знаю я один способ. Сама не обрадуется. Верну ей все, что наслала!

ПОРОЖДЕНИЕ ЗЛА.

Татьяна аккуратно сняла верев­ку, посыпала ее солью, завернула в какие-то тряпки, что-то там про­бормотала, зажгла 3 свечи, подож­дала, пока они догорят, а потом закопала веревку под калиткой, через которую мы все ходили.

Через несколько пней наша особистка заболела. Причем у нее обнаружилось все сразу — и пневмония, и малярия какая-то особая, голов­ная, и радикулит…

Испугавшись, муж отправил ее на родину, лечиться. Татьяна повеселела, болеть перестала, а я недолго радовалась жизни. Че­рез некоторое время снова нача­ла хандрить, а после того, как мне вырезали аппендицит в местной больнице, тоже после­довала домой. Но и там болезни не отступили. По ночам я не могла уснуть, все думала: ну, как такое возможно? ВЕДЬМЫ в нашем просвещенном веке?! Угнетенная, оше­ломленная, я поведала обо всем бабушке. Та ни минуты не сомневалась в могуществе сделанного на меня колдовства.

— Раз врачи вылечить не могут, — обратимся к бабке-ворожке, — решительно сказала она. — Будем искать!

Такую бабушку мы разыскали в глубинке нашей области. Звали ее баба Вайлучка. Было ей около 100 лет. И ездили к ней потихоньку, по словам соседок, со всей нашей страны, даже из Москвы бывали гости.

Та положила мне руки на низ жи­вота. Прочитала молитву и сделала заключение:

— Болезнь твоя — от людей. Сделано тебе. На вещь. Больше своих вещей никому не давай! Сейчас мы все вернем проклятой ведьме. А кто тебе это сделал — вскоре узна­ешь… Заболеет той же болезнью, которую тебе сделала.

Опять же, не знаю, бабка ли меня вылечила или врачи, так как мне пришлось потом и в больнице полежать, правда… выписали без особых изменений.. Когда через некоторое время пришла на осмотр к врачу — та удивилась: «Тебе что, бабка отворожила? Куда все де­лось?» Я ответила, что отворожила. Но доктор подумала, что я пошутила.

А через некоторое время я узнала, со­вершенно случайно, что моя любимая соседка Татьяна попала в больницу с тем же заболеванием, что не могли вылечить у меня! И тут я вспомнила, что именно ей отдала свой почти но­вый купальник. Надевала его всего раза два — он был мне очень велик…

Хотите верьте, хотите нет, но все, что я рассказала, правда…

Помню, я спросила как-то у Татьяны: «Откуда берутся ведь­мы, как люди ими становятся?» Она мне ответила, что ведьмы вырастают из тех детей, которых не хотели матери, настолько, что даже пытались от этих детей из­бавиться, да не получилось… Откуда она это знала?

Источник


Добавить комментарий